HomeE-mail

Новые фильмы

Начало 2010 года порадовало выходом на российские экраны двух фильмов, которые так или иначе связаны с проблемами духовного существования. Это фильм «Царь» Павла Лунгина, история противостояния митрополита Филиппа (Колычева) и царя Иоанна Грозного, и фильм «Чудо» Александра Прошкина, в основу которого легло предание о «Зоином стоянии» – рассказ о страшном наказании девушки за богохульство и последующем чудесном избавлении от оцепенения. Режиссёры, художники названных кинолент пытаются говорить с современным зрителем об основополагающих вопросах жизни и смерти, о своём понимании божественного начала в жизни человека.

Надеюсь, что интереснейший фильм Александра Прошкина российские зрители увидят и на телеэкранах, как это уже произошло с фильмами Павла Лунгина «Остров» и «Царь». Первый канал телевидения сделал всем россия нам поистине царский подарок, показав «Царя» в самый день праздника Рождества Христова. Полюбившийся всем без исключения «Остров» принципиально отличается от исторической масштабной новой работы П. Лунгина. Философская и творческая задача, поставленная автором картины, столь грандиозна, что позволяет подняться над страшной эпохой правления Иоанна Васильевича и глубоко задуматься о вечной теме – народ и его правитель. Наша Церковь давно дала точные оценки двум масштабным фигурам того времени – великому злодею и великому святому. Первоначальное название фильма «Иван Грозный и митрополит Филипп», заменённое в итоге на короткое «Царь», говорит о внутренней динамике и открытом противостоянии двух абсолютно разных исторических фигур.

Можно очень много говорить о духовных и художественных достоинствах киноленты «Царь» (и мы обязательно сделаем это в рубрике «Сокровищница культуры» на страницах газеты «Факт»), а сейчас мне хочется лишь добавить несколько слов о последней актёрской работе Олега Янковского. Замечательный итог творческой жизни: силой личного актёрского присутствия О. Янковский, показавший в фильме митрополита Филиппа, как бы одушевил своего героя и открыл перспективу сложного внутреннего существования. Здесь мы имеем дело с высокохудожественным экранным воплощением жития святителя Филиппа. Это под силу только очень талантливым, одарённым, глубоко духовным художникам. Зрители не видят момент умерщвления святителя, но внутренне очень трудно даётся момент, когда мы видим, как монахи выносят из кельи его бездыханное святое тело… Павел Лунгин рассказывал в одном из интервью, что иностранные зрители на фестивале в Каннах, не зная языка и всего драматизма русской истории, тоже не могли сдерживать слёз в этом месте картины.

И ещё несколько слов о фильме «Чудо». Перед просмотром картин на духовную тематику всегда немножко опасаешься попасть на «агитку», но когда имеешь дело с такими маститыми художниками, как Александр Прошкин, эти опасения напрасны. «Чудо» – это в буквальном смысле не религиозный фильм, а скорее социальный. Говоря в фильме о вере, его авторы не забывают, что кино – искусство, а не пропаганда. На мой взгляд, главная тема этого фильма: может ли общество быть бездуховным, может ли оно существовать без тесной мистической связи со своим Создателем. «Чудо» – ещё одна попытка российского кинематографа коснуться более глубокого, чем только внешне бытовой, пласта нашей жизни.

Протоиерей Александр Бутрин